14 October 2021

Нарушение границ, снижение самооценки и изоляция: как заподозрить абьюз и кто может помочь?

О том, как развиваются абьюзивные отношения и можно ли из них выйти, мы поговорили с Наирой Парсаданян, психологом-консультантом по работе в близких отношениях.

Нарушение границ, снижение самооценки и изоляция: как заподозрить абьюз и кто может помочь?

С английского языка abuse переводится как злоупотребление — в близких отношениях это злоупотребление другим человеком, использование его как ресурс, подавление воли для достижения своих целей и установления своих правил. О том, как развиваются абьюзивные отношения и можно ли из них выйти, мы поговорили с Наирой Парсаданян, психологом-консультантом по работе в близких отношениях, травматерапевтом, главой психологической службы Центра «Насилию.нет» (признан иностранным агентом на территории РФ).

Вместо термина «жертва» мы используем термин «пострадавший/ая», вместо «абьюзер» — «автор/актор насилия». Мы стремимся обозначить ситуацию, не навешивая ярлыков, не стигматизируя и не обесценивая.

Как развиваются абьюзивные отношения

Психолог рассказала о Теории циклов насилия Ленор Уокер. Уокер опросила 1500 женщин и обнаружила модель, по которой развиваются абьюзивные отношения. Насилие нарастает постепенно. Первый этап таких отношений — «медовый месяц» — стадия влюбленности и заботы, когда все хорошо, но все равно ощущается напряжение. Причем это напряжение не уходит, а накапливается и проявляется в виде ссор. Потом наступает пик насилия (поначалу эмоционального), а затем — примирение, когда «партнер раскаивается, обещает, что такого не повторится». Снова приходит медовый месяц, и цикл замыкается.

«Опасность в том, что цикл идет еще и по спирали. С каждым таким кругом время между медовым месяцем и напряжением сокращается. Периода ухаживания становится все меньше, а скандалов — все больше. В самом худшем варианте этап медового месяца пропадает, остается только напряжение и насилие», — рассказала специалист.

«Тревожные звоночки»

Все мы сначала пытаемся показывать свои сильные стороны и скрывать непопулярные. Но со временем и они проявятся, особенно у людей, склонных к насилию — «они находятся в большом внутреннем напряжении, которое может вообще не быть связано с другими людьми».

Это могут быть:

  • Попытки быстро вовлечь человека в свой мир или войти в его, максимально сблизиться.
  • Жестокое отношение к животным.
  • Пренебрежительное отношение к детям.
  • Неприемлемое отношение к людям, которые работают в сфере услуг.
  • Злоупотребление психоактивными веществами (усугубляющий фактор — в таком состоянии тяжело себя контролировать).
  • Уничижительные высказывания о бывших партнерах.
  • Жесткие гендерные стереотипы (условно — если я считаю, что человек должен себя вести определенным образом, а он не слушается, начинается борьба за власть).
  • Нарушение границ, неумение слышать «нет» (в том числе, в постели).
  • Идеализация — на человека навешивают слишком много ролей, которые он физически не может воплотить. А когда человек не справляется, на смену идеализации приходит обесценивание.
  • Эмоциональные качели.
  • Газлайтинг — вид психологического насилия, при котором человека убеждают в том, что все, что он видит, слышит, думает, — неправда.

Есть идея о том, что люди выбирают партнера по травмам. Чтобы получить любовь и переписать болезненное прошлое. Но, по словам психолога, безусловно может любить только родитель, который отдает и не требует ничего взамен. И партнер не обязан соответствовать этой установке.

«Группы риска»

Попасть в абьюзивные отношения может кто угодно. «Отношения — это всегда риск. Но здесь важно понимать — как со мной можно обращаться, а как нельзя. Кроме того, финансовая база и источник поддержки помогают разорвать отношения на любом этапе».

Для человека, применяющего насилие, ведущие факторы — это травматический опыт (человек рос в такой семье или сам страдал от насилия), культурные установки (гендерные стереотипы) и текущий стресс (во время локдауна обращения по домашнему насилию выросли 30-50%, ведь люди оказались заперты, теряли работу, не могли выйти из квартиры и снять стресс привычными способами). В редких случаях — клинический диагноз (не более 2% людей).

«Жертва» сильнее «абьюзера» — миф

Есть три столпа домашнего насилия — продавливание границ, снижение самооценки и изоляция.

«Оставаться в таких отношениях — это не выбор, а стратегия выживания. Иногда правда нет выхода — когда есть дети, нет финансовой подушки, нет поддержки и некуда идти. Например, иногда женщина не уходит, потому что общество винит ее саму, окружающие учат ее молчать, полиция отказывается принимать заявление, а количество мест в шелтерах ограничено. Это не выбор женщины, а стратегия выживания.

Иногда вспоминают треугольник Карпмана модель отношений жертва-преследователь-спасатель, но в близких отношениях он не реализуется, там роли зафиксированы».

Как помочь пострадавшим

«Если вам страшно в отношениях, нужно обращаться за помощью. Страх — это маркер, что что-то не так. Не надо ждать, пока случится трагедия. Ведь рано или поздно психологическое насилие перейдет в физическое. Нужно искать людей вокруг, которые поверят и поддержат. Можно обратиться в кризисные центры, где есть психологическая и юридическая поддержка, позвонить по горячей линии психологических служб, например, в Центр «Анна».

Как помочь людям, которые применяют насилие

Многие люди стыдятся просить помощи. Но на самом деле именно уязвимости делают нас людьми и помогают становиться сильнее и строить здоровые отношения. Если человек чувствует, что не может контролировать агрессию, стоит обратиться в центр «Альтернатива», центр «Насилию.нет» ((признан иностранным агентом на территории РФ)) по «НеГорячейЛинии» (проект «ТыНеОдна» для мужчин) или по кризисной телефонной линии МЧС.

Как могут помочь друзья

Если близкий друг страдает от домашнего насилия, это может очень злить, ведь указывает на собственное бессилие и причинять боль. Главное, что может сделать друг, — быть рядом. Можно попытаться объяснить пострадавшим, что вы беспокоитесь о них, идти на контакт, предлагать встретиться, «дать себя как ресурс». Даже если пострадавший молчит, нужно искать связи, чтобы не допустить изоляции (ведь насилие любит тишину). А если есть реальная угроза жизни или здоровью, нужно вмешаться.

Как найти в себе силы идти дальше

«У каждого человека есть здоровая часть, которая просит о помощи. Нужно признать этот опыт, отгоревать, проработать чувства, вспомнить себя до этих отношений, вернуть свой круг поддержки и свое самоуважение. Это актуально для всех (для свидетелей насилия тоже) — важно отрефлексировать, что произошло, принять эту информацию и найти себя».